Людоеды в белом под чахлыми ёлками: Будни туркменского ада

05-12-2013

Ничего не меняется в Туркменистане. Верхушка купается в роскоши. Низы с трудом выживают. В городах продолжают вырубать тенистую лиственную зелень, страна украшается новыми пеньками. Вне закона объявлены животные. Поэт-полковник Хаджи Какалиев в стихотворении «Если ашхабадцы чем сильны…» написал: «Гиннессом отмечен Ашхабад — Город мира, счастья и любви». К сожалению, правда в том, что «варварством отмечен Ашхабад — город яда, смерти и крови»… Беломраморное некрофильство.
Все так же организованно ликуют крепостные, когда «на высоком уровне» проводятся нескончаемые праздничные мероприятия.
В ответ на международную акцию-требование «Покажите их живыми!» Туркменистан привычно показал фигу. Газ-то по-прежнему в цене…
Представители СНГ и ОБСЕ приехали наблюдать за «выборами», о которых большинство жителей даже не подозревают, — в Меджлис (парламент). Намечается «острая борьба» между двумя «партиями», списки кандидатов уже утверждены Одним Лицом. Соперничающие партии «Шило» и «Мыло» будут заседать в молчаливо покорном, всегда единодушно-единогласном и ничего самостоятельно не решающем «органе народного представительства». Очередной симулякр. Новая игрушка президента.
Кстати, среди «выдвиженщин» (гендерная квота) — печально известная Майса Язмухамедова — надзирательница за культурой, автор обязательного селянского дресс-кода и безликого однообразия. Вероятнее всего, она будет «избрана» председателем парламента.
По-прежнему Человеку-Празднику, как приме-балерине, суетливые соратники преподносят одинаковые букеты белых роз в зеленой упаковке. Но их спины склоняются все ниже и ниже. И, как всегда, по глубине наклонов лидируют представители силовых структур.
Я хочу оставаться в мире поэзии,
Радостным видеть тебя всегда,
Дарить тебе любимые белые цветы…
(Гозель Шагулыева)
«Любимых белых цветов» в интерьерах президента так много, что невольно кажется, что потраченные на букеты средства могли бы значительно повысить нищенские пенсии и пособия.
Президент Туркменистана, как Человек недавно прошедшей эпохи Возрождения, многосторонен, многолик и всеведущ. Ни один вопрос не решается без его высочайшего одобрения. На последнем видеоселекторном совещании он благосклонно одобрил гастроли Варшавского цирка. Вот где подлинная демократия: президент дозволил — и цирк приехал!
«Сияй, Аваза, Аркадага создание!»
Главная «слабость» и гордость президента сегодня — курорт «Аваза». Дурновкусие, гигантомания и нерациональная бесполезность, которые определяют нынешнее градостроительство, там проявились в полной мере.
В «Авазу» продолжают вбухивать миллионы, а потоков туристов в беломраморную резервацию как-то не наблюдается. Да и кому нужна показная роскошь, без развлечений и нормальной интернет-связи? Да еще и с ядовитыми выбросами производства полипропилена. Строят новые отели и дворцы, но не думают переносить вредное производство подальше от курортной зоны. Летний отдых доступен только для власть имущих, да и тех могут выкинуть из отелей, если вдруг нагрянет президент. Тогда службы безопасности создают вокруг мертвую зону. С жителей полудохлого Красноводска чуть ли не расписки берут, что они запасутся продуктами и не будут выходить из дома в период пребывания президента в своей резиденции на Авазе и ни в коем случае (!) не будут открывать окна. И это притом, что в умирающий город-гетто Аркадаг не заглядывает.
Предвестник приезда лидера нации — появление на протокольных трассах армии зеленщиков. Они в авральном режиме собирают горы мусора, тут же закапывают его в вырытых ямах — и сразу высаживают вдоль дороги не только цветочную рассаду (вместе с пластиковыми тазами и ящиками), но и дорогущие туи и голубые ели. Местных жителей очень раздражает это показушная красота и расточительность. Под рукоплескания насильно собранной толпы крепостных промчится по трассе кортеж высоких гостей « туда и обратно», а через пару недель изумрудно-голубые красавицы превращаются в засушенные скелетики. И те же зеленщики, но уже в меньшем количестве, выдернут их из земли, побросают в мусорные машины и отвезут на городскую свалку. А в следующий приезд все повторится сначала.
Старожилы Красноводска вспоминают, как в былые советские времена в конце осени и по весне тысячи саженцев высаживали вдоль городских улиц, во дворах и скверах. И высаживали именно те породы, что способны прижиться в условиях жары. Красноводск, как и все города Туркмении, был зеленым и в жару жители укрывались в тени деревьев.
Безумие массовой вырубки началось при Ниязове. Достаточно вспомнить, как в Красноводске вырубили плодоносную оливковую рощу, посаженную еще в XIX веке российскими солдатами. Олива – священное дерево-долгожитель. В Иерусалиме, в Гефсиманском саду, растут оливы, которые, по легенде, помнят Христа. А у нас уникальную реликтовую рощу вырубили по прихоти самодура-правителя, а на ее месте соорудили «амфитеатр» для концертов, который вскоре был превращен в импровизированный общественный туалет.
Но то, что происходит сейчас, когда несколько лет подряд повсеместно и тотально вырубают лиственные деревья, как многолетние, так и молодые (и это в одной из самых жарких стран, где тень – единственное спасение от зноя и где в приказном порядке заставляют снимать кондиционеры со стен бетонных домов, стоящих вдоль центральных улиц) — это уже пандемия сумасшествия, полной неадекватности и экологического преступления властей. «Как можно видеть дерево и не быть счастливым?» — удивлялся великий русский писатель Достоевский. В «Эпоху могущества и счастья» количество этого самого счастья для президента, видимо, определяется числом убитых деревьев. Раньше по утрам возле моего дома пели на все голоса птицы. Теперь, после вырубки зелени, — мертвая тишина. Птицы лишились приюта повсеместно. Надо ждать нашествия насекомых…
Мне рассказали жуткую историю, очевидец которой не мог сдержать слез. В Авазе при хорошем уходе прижились многие экзотические деревья. И случилось чудо — появились невероятной красоты птицы, которых никогда раньше здесь не видели. Но накануне очередного приезда Гурбангулы Бердымухамедова в приморскую резиденцию птиц стали… отстреливать… Мой собеседник говорил, что до сих пор птичий крик стоит у него в ушах. Он был среди тех работников, которых заставляли после акции собирать птиц и добивать подранков. Зато отдых президента ничто не нарушило.
Среди записных книжек писателя Сергея Довлатова я обнаружила фразу: «Театр абсурда. Пьеса: «В ожидании ГБ…». Про нас лучше не скажешь. Абсурд стал нормой жизни.
Среди причин уничтожения зелени вокруг домов называют противопожарную безопасность. Так вот — именно эти «противопожарные мероприятия» и абсолютная безграмотность и бездействие спецслужб привели к пожару дома в 30-м микрорайоне Ашхабада. Вырубили деревья и кусты, заасфальтировали все вокруг и, расширяя дорогу, приблизили две линии столбов электропередачи вплотную к дому (это делается повсеместно). В ту роковую ночь поднялся сильный ветер, провода, сталкиваясь между собой, раскачивались буквально перед окнами. Как рассказывают очевидцы, при очередном соприкосновении проводов образовался огненный шар, отделился от электропроводов и стремительно влетел в одно из окон, что и стало причиной пожара. Ни одна из служб: 01, 02, 03 — не отвечала в течение получаса. Позже всех прибыла пожарная машина, в которой не оказалось воды! Никак не отреагировали службы МЧС, для которых построили беломраморный дворец-офис в центре города. Дом сгорел. К счастью, обошлось без жертв. Несколько дней люди жили на улице. Им не предоставили ни временное, ни постоянное жилье. Никого из чиновников не наказали.
«Светом счастливой эпохи озарен наш путь»
В «Эпоху могущества и счастья» нет места унынию и печали. Все должны быть радостными, ликующими, в приподнятом настроении и полны воодушевления.
Даже в постановлениях президента о проектировании и строительстве детских летних оздоровительных центров черным по белому написано, что делается это «для создания всех необходимых условий, способствующих приумножению их здоровья и воодушевленности».
15 октября торжественно был открыт фешенебельный отель «Йылдыз» («Звезда»): 22 этажа, площадь 50.620 квадратных метра. Газета «Нейтральный Туркменистан» написала о «футуристическом облике», «космических мотивах архитектурного образа», « который войдет в инфраструктуру современной индустрии гостеприимства». В Ашхабаде отель уже окрестили как «Туркменский пепелац».
В этот день учителей и старшеклассников нескольких ашхабадских школ заставили появиться в окрестностях отеля в 15 часов (открытие с участием президента состоялось в 19 часов).
К большому удивлению собравшихся, их даже не подпустили к отелю, где уже стояли люди для «живого коридора», а расставили в несколько сотнях метров от здания. Через несколько часов стояния (женщин обязывают приходить на высоких шпильках) появились телеоператоры, которые заставляли уже изрядно уставших статистов радостно улыбаться, вытягивать вверх головы, тянуть руки и размахивать ими из стороны в сторону. Работники ТВ объяснили, что нужно изобразить толпу, которая добровольно пожелала посмотреть открытие эпохального объекта.
В ответ люди стали возмущаться и отказались изображать «дрессированных обезьян».
Уже после открытия «радостную общественность» продержали еще полтора часа, возвращались они окрестностями, через песочные барханы. Многие добрались домой лишь к 23 часам! «Символично, что открытие в столице еще одного отеля высокого класса совпало с первым днем празднования в Туркменистане Курбан байрамы, традиции которого в эпоху могущества и счастья обогатились новым содержанием», — написали в газете.
Главным показателем туркменского счастья стали Дворцы счастья (дворцы бракосочетаний). «Дворцы счастья — символ эпохи могущества», «Ожерелье дворцов счастья — символ современной эпохи счастливого народа» — вот заголовки газет, захлебывающихся от радости. Все как всегда: безвкусно-роскошно, малофункционально и нерентабельно. С театрально-постановочными открытиями и бесконечными скандированиями: «Аркадага шохрат!!» (Слава Аркадагу!»). Люди кричат как зомбированные: громко, но безжизненно.
Спектакли со счастливым финалом
Откликаясь «на зов времени», к октябрьскому Дню независимости театры выдали «свадебные» спектакли. Молодежный театр имени Арп-Арслана поставил спектакль «Медовый месяц в Авазе». Сюжет: молодой композитор Хемра и певица Сельбинияз, участники международного творческого конкурса, полюбили друг друга в Авазе. Здесь же решили пожениться и с благословления родителей устроили многолюдный той в национальных традициях.
«Свадебная тема не обошла стороной и сцену Государственного русского драматического театра, — пишет 31 октября в газете «Нейтральный Туркменистан» Тамара Глазунова (стилистика оригинала сохранена). — Здесь в праздничные дни любителям театрального искусства была показана премьера спектакля «Аваза, любовь моя». Главный герой пьесы — молодой архитектор Азат, возвратившись в Ашхабад после учебы и работы в Германии, пришел в изумление от перемен, произошедших в его отсутствие. Насыщенная событиями жизнь соотечественников захватила его: он принимает участие в международном конкурсе архитекторов, проходящем в Авазе, и становится его победителем. В сюжет пьесы вплетена и любовная кайма. Поэтому и счастливый финал ознаменован большим свадебным тоем в Авазе».
Да, есть от чего «прийти в изумление». Воистину, «все комедии кончаются свадьбами», как сказал бессмертный Бомарше — автор «Женитьбы Фигаро». А фарс нашей жизни, включая названия эпохи, не кончается… И главной фарсовой фигурой в эпоху могущества и счастья является поэтесса Гозель Шагулыева.
«Белый конь — крылья твои, Аркадаг!»
9 октября главная придворная поэтесса Гозель Шагулыева очередной раз награждена, но уже премией не Президента, а — Махтумкули. Какое оскорбление памяти великого туркменского поэта-пророка… Ее творчество — яркая, сочная краска вдохновенного холуйства на нынешней антихудожественной палитре творчества «деятелей культуры» и одновременно – плевок в сторону здравого смысла и понятия о человеческой порядочности.
«Международная премия имени Махтумкули присуждается за создание наиболее талантливых и высокохудожественных произведений искусства, а также за особые заслуги государственных и общественных деятелей в претворении в жизнь гуманистических идей современной эпохи».
Последняя поэма Гозель Шагулыевой «Белый конь — крылья твои, Аркадаг», переведенная на русский язык, была опубликована в газете «Нейтральный Туркменистан» 22 апреля, где «народный писатель Туркменистана» свои возвышенные чувства к Аркадагу выражает как в стихах, так и в прозе, что, впрочем, мало различимо: «Он внезапно предстал перед моим взором. Мне чудится, как Аркадаг на коне Акхане словно плывет, не касаясь земли. Он улыбается, и от лица его словно исходит сияние нашего солнечного края… Какое счастье, если ты хоть один раз взглянешь на этот, полный любви и ласки лик. Я вижу Героя–Аркадага на фоне всего прекрасного, что только существует на земле… В сиянии солнца, в блеске лучей светел его путь… Это чудо вошло в мою судьбу, оно меня воодушевило, вернуло в бурный мир вдохновения. Я решила написать об этом возвышенными словами. Писали не руки, не перо, а мое сердце. Если нет благословения свыше, не сможешь творить, не придут слова. Поддержка мне от Аллаха и от Тебя, Герой-Аркадаг».
Эпиграфом Шагулыева берет слова Махтумкули: «Махтумкули, ты погрузился в мир раздумий». И завершает свою вдохновенную прозу также цитатой великого поэта: «Мысли человечества отличаются своей широтой и глубиной».
А дальше, уже в стихах, видна и широта, и глубина по-шагулыевски: «Умом, происхождением и мудростью Он превосходит даже Искандера», «Ты привел в дом счастья свой народ. Достоин царства ты, огромного, как мир», «С любовью глядит народ на тебя, ты для него — горный родник», «Мир восхищен мудростью и красотой, Сердца людей очарованы тобой», «Ты — наш идеал, образец во всем», «Тебя веками ожидал народ, Могучим названо тобою государство», «Все совершенство мира в тебе!», «Ты радость и счастье людям приносишь, Солнце и Луна над тобой!»
В поэме рефреном проходят слова про белого коня: «Белый конь — священная сила твоя, Аркадаг», «Белый конь — крылья твои, Аркадаг», «Белый конь — слава твоя, Аркадаг», «Белый конь — Родина твоя, Аркадаг», «Белый конь — богатство твое, Аркадаг», «Белый трон — твой белый конь, Аркадаг», «Все совершенство мира в тебе! Мир мыслей твоих — твой белый конь, Аркадаг».
Завершают поэму строки: «Край свой прославив, ввысь устремляйся, лети, Белый конь -крылья твои, Аркадаг!».
(Через неделю после выхода поэмы Аркадаг, действительно, прославился своим полетом — упал с гнедого коня по кличке Беркарар, что переводится как Могущество. Самое печальное, что «шедевры» Гозель востребованы Аркадагом и воспринимаются им всерьез…
1 сентября во время массового велопробега поэтесса вновь громко о себе заявила, проезжая перед президентом на велофаэтоне (с рикшей) в числе прочих деятелей культуры (тоже на велофаэтонах) и уважаемых властью людей. Она громко, долго и ритмично выкрикивала комплименты президенту, завершая каждую строчку воплем: «Аркадаг!» Звучало это как стихотворение о зайчике: «Раз, два, три, четыре, пять, Аркадаг! Вышел зайчик погулять, Аркадаг!» Без содрогания психически адекватному человеку слышать это было трудно. Но президенту очень понравилось. Он прикладывал руку к сердцу и протягивал ее благосклонно в сторону проезжающей туркменской Сафо.
Детская цена Эпохи счастья
Придворная челядь придумывает все новые ухищрения, чтобы порадовать Аркадага всенародной любовью, манипулируя людьми, в том числе и детьми, как бездушными игрушками. Никого не останавливают смерти и массовые болезни подневольных после многочисленных стояний во время нескончаемых мероприятий. Об этом писано-переписано в интернете. Но ничего не меняется.
А эту трагедию — гибель 28 марта нескольких десятков школьников и студентов во время визита президента в Дашогуз — скрыли и, в первую очередь, от президента. В нормальных странах объявляют траур и тщательно проводят расследование.
С начала февраля в дашогузском велаяте стали говорить о мартовском визите президента. С 18 марта начались активные репетиции живых молодежных коридоров с привычной атрибутикой: скандированием, цветами и флагами. 25 марта во время генеральной репетиции в аэропорту, когда детей, а среди них были и детсадовцы, держали без еды, воды и туалетов с восьми утра до шести вечера (в отсутствии машины «Скорой помощи»!), умер шестилетний мальчик, который должен был читать стихи. Он неоднократно жаловался на плохое самочувствие, но его заставляли оставаться в строю. В тот же день стало известно, что в город президент не заедет. Предполагалось, что он посетит одно из святых мест.
Организаторов народных торжеств «на высоком уровне» не остановила гибель ребенка. На всякий случай в Куня-Ургенче, где находится святое место Кырк Мола, — одном из предполагаемых мест визита главы государства, 26 и 27 марта проводили репетиции художественной самодеятельности. А 28 марта детей, собранных из разных этрапов (районов), без согласования с родителями, на трех автобусах тайно повезли в сторону Куня-Ургенча, заставив плотно задернуть занавески, чтобы никто не видел, куда их везут. В каждом автобусе — 40 сидячих мест, но автобусы битком набили и школьниками, и студентами. Колонну автобусов с детьми сопровождал только один УАЗ и столичный черный «Мерседес», в котором ехала главная распорядительница праздников Бягуль Нурмырадова.
Именно по вине «Мерседеса» произошла трагедия: подъезжая к мосту, он резко пошел на обгон, не заметив встречной машины. А водитель УАЗа, пытаясь уклонится от столкновения с правительственным «мерсом», врезался в бок первого автобуса, второй автобус столкнулся с первым. В результате два автобуса несколько раз перевернулись. Не пострадал третий автобус и злополучный «мерс». Многие дети были насмерть проткнуты древками флагов, как шпагами…
Место трагедии спешно оцепили, но перепуганные чиновники меньше всего думали об оказании помощи, в том числе психологической, пассажирам третьего автобуса — свидетелям страшного зрелища. Они думали только о том, как скрыть чудовищное происшествие. У выживших детей и взрослых отобрали мобильные телефоны, всех запугали репрессиями за разглашение «государственной тайны». А родителям погибших и раненых угрожали, что они «должны помнить, что у них есть и другие дети, и с ними может тоже случится несчастье, если посмеют открыть рот». По учреждениям ходили работники хякимликов (местных администраций) и силовых структур, объясняя, что «никакой аварии не было».
Вечный праздник счастливого народа продолжается.

Наталия Шабунц, Ашхабад
Источник: Международное информационное агентство «Фергана»

Category: Права человека, Политика, История и Культура | RSS 2.0 | Give a Comment | trackback

No Comments

Leave a Reply