«Северный наркотранзит»: к активности и маршрутизации на границах нейтрального Туркменистана

13-06-2014

Александр Князев

Интересным фактом является то, что подавляющее большинство официально изымаемых на границах Афганистана и прилегающих коммуникациях наркотических веществ приходится на Таджикистан и Киргизстан, по-крайней мере, такое впечатление создает любой мониторинг открытой информации.
В то же время, сопоставление различных статистических данных по изъятиям наркотиков с данными по их производству в Афганистане позволяет утверждать, что на таджикско-киргизское направление приходится не самая большая часть общего потока. Специфика политического режима Туркменистана не способствует обнародованию данных по этой стране и потому в литературе и средствах массовой информации очень немного говорится о туркменистанском направлении незаконной транспортировки наркотических веществ из Афганистана. Хотя исторический контекст и ряд фактов новейшего времени свидетельствуют: и на туркменском, как и на всех других участках границы с Афганистаном, проблема существует и она, возможно, куда как серьезнее по своим масштабам.

В дореволюционном Туркменистане наркотики не являлись общественно значимой проблемой, их потребление представляло скорее проблему для отдельных семей, в которых были люди, потреблявшие в основном опий. Наркомания осуждалась обществом и население старалось не иметь никаких дел с наркоманами.

Широкомасштабная реализация этого явления относится только к последней четверти XX в., когда для нее сложились соответствующие условия. В начале века наркотические вещества были представлены в структуре контрабанды, задерживавшейся пограничниками Закаспийской и Амударьинской бригад Отдельного корпуса пограничной стражи Российской империи [Плеханов А.М. Отдельный корпус пограничной стражи России. — М.: Граница, 1993. — С. 95]. По происхождению эти наркотики были различны: задерживался опиум китайского, индийского, афганского и, особенно, персидского происхождения. Любопытным представляется отметить, что уже в предвоенный период на линии советско-афганской границы, помимо угроз военного характера, проблема незаконного оборота наркотиков в определенной степени все же присутствует. Это подтверждается, например, «Справкой командования пограничной охраны и войск ОГПУ в Средней Азии об основных товарах импортной и экспортной контрабанды за период с 1 октября 1925 г. по 1 апреля 1926 г.»: «…Персидский опий (терьяк). Говорить о потребности населения в данном товаре не приходится, так как употребляет его местное население скрыто. Вообще говоря, курение опия среди населения Средней Азии хотя и очень распространено (употребляют опий 20 %), но его нельзя назвать массовым явлением и в большей части контрабанда такового производится с целью продажи… Выгодность контрабанды опия определяется следующими цифрами (в руб.)» [Пограничные войска СССР. 1918-1928. Сборник документов и материалов. — М.: Наука, 1973. — С.693]:

В среднем один фунт опия

Цена в Персии 15-16

Цена в Китае 40-60

Цена контрабанды на территории Туркмении 22-23

Цена в Ташкенте 25-30

Послевоенный период дает значительный рост статистики. В 1963 г. в республике было официально зарегистрировано 28 тысяч потребителей наркотических веществ. В 1967 году МВД СССР провело исследование наркоситуации в Туркменской ССР. По официальной статистике в республике насчитывалось 10 тысяч наркоманов. По экспертным же оценкам местных сыщиков — 250-300 тысяч человек [Князев А. Афганский конфликт и радикальный ислам в Центральной Азии. Сборник документов и материалов. — Бишкек: Илим, 2001. По URL: http://www.knyazev.org/books.shtml].

Динамика стремительно ускоряется после распада СССР, в силу двух, прежде всего, причин:

— стремительного роста производства опиатов в Афганистане;

— изменения режима государственной границы Туркменистана с Афганистаном.

Об этом свидетельствует даже минимальная хроника официальных задержаний и изъятий.

По сообщению Государственной Таможенной службы Туркменистана, в 1994 г. были изъяты при попытке вывоза за пределы Туркменистана 1076 кг наркотиков.

За 1995 г. на туркменско-афганской границе происходили более 50 вооруженных столкновений, в ходе которых были задержаны 1800 человек, граждан Афганистана, конфискованы около 2 метрических тонн наркотиков.

В 1996 г. только сотрудниками Комитета национальной безопасности Туркменистана было изъято более двух тонн опиума и 27 кг героина. По официальным данным, приведенным руководителем Государственной пограничной службы Туркменистана Акмурадом Кабуловым, в 1996 г. у контрабандистов было изъято 42 тонны наркотиков, что в три раза больше, чем в 1995 г.

За девять месяцев 1997 г. туркменские таможенники отняли у контрабандистов более 30 тонн наркотиков. В течение 1997 г. было зарегистрировано 2107 нарушений границ, большая часть их была осуществлена с целью приобретения, хранения и сбыта наркотиков.

В 1998 г. на границе с Афганистаном было конфисковано 22,2 тонны гашиша и марихуаны, 390 кг героина, 893 кг опия-сырца. Государственной пограничной службой Туркменистана за этот период было задержано 450 контрабандистов, в основном занятых транспортировкой наркотических веществ.

По данным Комитета национальной безопасности Туркменистана, в 1999 году было конфисковано 50 т гашиша, 2,3 т героина, 7,7 т опия-сырца. Для пресечения транзита наркотических веществ через территорию Туркменистана была принята Государственная программа по борьбе с наркоманией и незаконным оборотом наркотиков на 1998-2000 гг.

В 1998 г. сотрудниками Комитета национальной безопасности Туркменистана по обвинениям в совершении преступлений, связанных с наркотиками, были арестованы 2170 человек, из них 188 иностранцев и граждан СНГ.

Информация о незаконном перемещении наркотиков через афганско-туркменскую границу происходила и из внешних источников [См., например: Интервью генерала Абдул Рашида Достума от 26 марта 1997 г.// Князев А. Афганский конфликт и радикальный ислам в Центральной Азии. Сборник документов и материалов. — Бишкек: Илим, 2001. — С. 7. По URL: http://www.knyazev.org/books.shtml].

Интересным является тот факт, что еще в 1980-х гг. установились прочные связи туркменских криминальных группировок, специализировавшихся на операциях с наркотическими веществами, с украинскими криминальными структурами [Милославский Г. Новый наркоцентр на просторах СНГ// Пограничник Содружества. — М., 1997. — № 1. — С. 59-60]. Можно предполагать, что в последующие годы, имея в виду общее ослабление государственных структур на территории стран СНГ, перманентную нестабильность как на Южном Кавказе, так и на российском Северном Кавказе, эти связи по транскаспийским маршрутам могли лишь укрепиться, а ключевым пунктом их транспортировки, безусловной являлся и является порт Туркменбаши (бывший Красноводск).

Есть информация и об использовании туркменской территории для переправки наркотиков из Афганистана в Иран. Процедура такого транзита часто осуществляется без прямых контактов контрабандистов: афганский поставщик зарывает свой товар в песок в условленном месте на туркменской территории и откапывает приготовленные покупателем деньги. Затем товар уходит в Иран. Напрямую поставки из Афганистана в Иран опасны по нескольким причинам: во-первых, жесткий режим охраны афганской границы со стороны Ирана в отношении контрабанды наркотиков; во-вторых, в силу усилившейся конфронтации между афганской талибской администрацией и официальным Тегераном, граница во многих случаях была укреплена почти как линия фронта. В Иране любые манипуляции с наркотиками влекут смертную казнь, а контроль, естественно, сильнее в районах, граничащих с Афганистаном. Об объемах этих потоков можно судить по отдельным партиям, так, например, один из захваченных грузов стоил около 90 миллионов иранских реалов [Милославский Г. Новый наркоцентр на просторах СНГ// Пограничник Содружества. — М., 1997. — № 1. — С. 60.]. Впрочем, подобная технология транзита наркотиков через Туркменистан связана, скорее всего, с активностью разрозненных мелких криминальных групп, судя по всему, существуют и более системные методики. По оценкам западных экспертов, Туркменистан стал одним из главных транзитных путей доставки наркотиков из Афганистана и Пакистана в страны СНГ и через Россию — в Европу [Комиссина И., А. Курдов А. Наркотическая «заря» над Центральной Азией — новая угроза цивилизации// Центральная Азия и Кавказ. — Лулео, 2000. — № 5 (11). — С.131-132.]. И если этот факт не был объектом публичного осознания, то лишь в силу общей информационной закрытости Туркменистана.

В 2000 г. объем только задержанной контрабанды наркотических веществ превысил 32 тонны, помимо криминальной составляющей, рост наркотранзита был связан и с изменениями в характере двусторонних отношений Туркмении и правительства «Талибана». Заинтересованность Туркменистана в газовом «трансафганском проекте» обусловила особые отношения Ашхабада с режимом талибов. После выхода талибов к туркмено-афганской границе интенсивно функционировало железнодорожное сообщение между Кушкой и Тургунди. На протяжении 1996-2001 гг. в ряд северо-западных районов Афганистана безвозмездно поставлялась из Туркменистана электроэнергия. Вопреки санкциям ООН в отношении «Талибана», в 2000-2001 гг. Туркменистан продолжал сохранять тесные отношения с режимом талибов, в Герате и Мазар-и-Шарифе работали туркменские консульства. На территории Туркменистана действовали два представительства «Талибана». В Ашхабаде представительство «Талибана» находилось на ул.Махтумкули, а в Чарджоу — на ул.Мира. Представительство в Чарджоу занималось военными вопросами и размещением в больницах Туркменистана получивших ранения талибов. Талибы закупали у Туркменистана бензин, авиакеросин, дизтопливо, запасные части к БМП, автомобилям КамАЗ, КрАЗ, двигатели для танков, запчасти для самолетов АН-32, АН-26, СУ-22 и МИГ-21. В августе-октябре 2001 г. Туркменистан безвозмездно отправил движению «Талибан» 100 тонн горюче-смазочных материалов, 300 тонн авиатоплива для ВВС были оплачены талибами, осуществлялись интенсивные поставки запчастей к военной технике советского производства, по просьбе руководства «Талибана» группа туркменских специалистов была направлена для проведения ремонта самолетов на авиабазе Шинданд. Работавшие в интересах талибов афганские торговые фирмы «Саланг-Европа», «Джамиль-Афган», «Аль-Ханифи» занимались приобретением и вывозом в Афганистан горюче-смазочных материалов, фирма «Сиддик Анвайс» занималась поставками продуктов питания, фирма «Меродж ЛТД» уже в октябре 2001 г. закупила в Туркменистане и вывезла через КПП «Тургунди» 30 железнодорожных цистерн авиационного керосина [Князев А.А. К истории и современному состоянию производства наркотиков в Афганистане и их распространения в Центральной Азии. — Бишкек: Илим, 2003. URL: http://www.knyazev.org/books.shtml]. Существуют утверждения о том, что в незаконном обороте наркотиков между Туркменистаном и Афганистаном во второй половине 1990-х гг. активно использовались и эти торгово-коммерческие связи, установившиеся между двумя странами. Автотранспорт, перевозивший горюче-смазочные материалы из Туркменистана на территорию Афганистана, контролировавшуюся талибами, на обратном пути загружался наркотиками, граница обычно пересекалась в пунктах пропуска «Кушка», «Тахтабазар» (Марыйский велайят), «Имомназар» (Лебапский велайят). В г.Чарджоу и в центральные районы Лебапского велайята наркотики поступали из южных районов Афганистана. По тем же маршрутам из Туркменистана в Афганистан завозились уксусный ангидрид и другие прекурсоры, необходимые для производства героина. Для переправки наркотиков в Туркменистан талибы успешно использовали и слабо охраняемые участки госграницы в Чоршангинском этрапе, где отсутствуют какие-либо инженерно-технические сооружения. Анализ задержаний позволяет сделать вывод, что афганские наркотики через Туркменистан следовали в западный Казахстан, по Каспию в Азербайджан и далее по различным маршрутам в Россию (прежде всего в Дагестан и Чечню), Турцию и Европу. Фактически, выразив официальную готовность присоединиться к поясу безопасности и другим мерам по борьбе с незаконным оборотом, туркменские власти на деле почти ничего не предпринимали в этом направлении.

Рост оборота наркотиков в Туркменистане часто объясняют недееспособностью, а также коррумпированностью правоохранительных органов страны. Во второй половине 1990-х — 2000-х гг. в местных и зарубежных СМИ попадало немало информации, согласно которой к незаконным операциям с наркотическими веществами оказывались причастны руководители министерства внутренних дел, министерства обороны и высшие офицеры пограничных войск. Они не только контролировали значительную часть незаконной транспортировки, но и организовали практику хищения и сбыта конфискованных наркотиков. В частности, под предлогом использования в медицинских экспериментах сильнодействующие наркотики, в основном героин, расхищались и реализовывались на стороне. Кроме этого, конфискованные наркотики расхищались путем искажения отчетности и вывозились за рубеж мелкими партиями для реализации.

В средствах массовой информации разных стран имеет место немало публикаций, утверждающих факт причастности высших должностных лиц Туркмении к нелегальному распространению наркотиков. «Изъятые на границе тонны наркотиков не уничтожаются, а складируются в подвальном помещении бывшего президентского дворца и затем небольшими партиями отправляются с помощью турецких и азербайджанских наркодельцов на российский и европейский рынки. По словам бывших госслужащих Туркменистана, ежегодно через Туркменистан в Россию и Европу перевозится до 80 тонн наркотиков, существенную часть которых составляет героин. … А теперь сопоставим этот факт с тем, что было сказано выше о силе и прикрытости азербайджанской наркогруппы в России, и добавим недостающий штрих — последние два года, по сведениям ЮНДКП, героин из Афганистана активно вывозится по новому маршруту: Туркмения-Азербайджан-Россия и далее в Европу» [Кулиев А. О наркоторговле в Туркменистане// Эркин Туркменистан, 2001. — № 7, апрель. — По URL: http://www.erkin.net/journal/].

Арабская газета «Аль Иттихад» писала о роли, «которую играли в организации наркотрафика консульства Туркменистана в афганских городах Мазар-и-Шариф и Герат во времена правления режима талибов, руководство которых имело хорошие отношения с Ниязовым… Некоторые представители туркменской оппозиции… говорят о том, что общий объем перевезенных с участием политического руководства страны через территорию Туркменистана наркотиков составляет 80 тонн, среди которых основное место занимает героин… В 1998 году отряд пограничников недалеко от поселка Маручак возле туркмено-афганской границы начал операцию по захвату группы наркокурьеров, которые, по подозрению, транспортировали большую партию наркотиков. Когда об этом проинформировали президента Ниязова, он приказал поднять в воздух боевой вертолет, и расстрелять всех, включая туркменских солдат-пограничников, с целью уничтожить все следы. Местные газеты потом приводили этот случай, как еще одно свидетельство самоотверженной борьбы пограничников с наркокурьерами. Мафиозный дух, который витает над Ашхабадом, поставил страну перед лицом опасности столкновения интересов Президента, Министерства внутренних дел и Комитета национальной безопасности, которые составляют наркосиндикат, контролирующий все ключевые элементы жизни государства» [Готовился ли план военного переворота в Туркменистане. Мафиозный дух витает над Ашхабадом// Аль Иттихад. — Абу-Даби, 2002. — 6 мая (перевод с арабского языка)].

Подводя итог этим обширным обвинительным комментариям, представляется необходимым не делать на их основании какие-либо обобщения, но отметить, что все эти обвинения исходят, как правило, от лиц, непосредственно причастных к туркменско-афганскому взаимодействию, как публичному, так и отнесенному к сфере тайной дипломатии и секретных операций, а потому заслуживают тщательной проверки. Тем более, что авторы их являются политическими оппонентами действующего режима в Ашхабаде.

По данным Управления ООН по контролю за наркотиками, если ранее в Туркменистан контрабандисты завозили преимущественно опий-сырец, то в настоящее время переправляется готовый героин высокого качества, процесс развивается по нарастающей, а противодействие незаконной перевозке и обороту наркотиков находится в стагнации. Контрабандой, внутренним и внешним сбытом наркотиков в Туркменистане занимаются несколько крупных организованных преступных группировок во главе с влиятельными криминальными «авторитетами», сращенными с государственными структурами. Активность наркогруппировок имеет определенные региональные особенности, например, выделяются Лебапский и Ахалский велаяты, западный, прикаспийский Балканский велаят служит лишь территорией транзита. Для обеспечения поставок нередко используются даже вооруженные прорывы через границу, известен такой эпизод в направлении населенного пункта Набат Марыйского велаята летом 2012 г., повлекший человеческие жертвы как со стороны наркогруппировки, так и со стороны пограничников. Одним из направлений афганско-туркменского наркотранзита все более становится и Западный Казахстан: уже в мае 2014 года только на первом этапе акции «Рубеж-2014» в Мангыстауской области были задержаны четыре сбытчика крупных партий наркотиков и все — из Туркмении.

Говоря о деятельности государств Центральной Азии по противодействию незаконному распространению наркотических веществ, произведенных в Афганистане, необходимо отметить, что эта деятельность полностью направлена на противодействие вторичным факторам. Это меры пограничного и правоохранительного контроля, это карательная практика, это работа лечебно-медицинского и профилактического характера. Происходит борьба с последствиями, а не с причинами. Происходит простое противостояние наркопромышленности путем блокирования каналов и применения карательных мер. Но сеть этой разновидности оргпреступности так широко распространена и так близко сопряжена с государственными структурами некоторых из центральноазиатских стран, что разрушение одного может принципиально изменить и качество другого. В 2009 году глава Управления ООН по наркотикам и преступности (UNODC) Антонио Мариа Коста заявил, что прибыль от наркоторговли спасла банки от полного коллапса в разгар мирового экономического кризиса. По его словам, во многих случаях доход от наркотиков являлся единственным «ликвидным инвестиционным капиталом», а в общей сложности $352 миллиарда было отмыто и поглощено финансовыми институтами [Drug money saved banks in global crisis, claims UN advisor// The Observer, 13 December 2009, URL: http://www.theguardian.com/global/2009/dec/13/drug-money-banks-saved-un-cfief-claims].

Одновременно, еще с 1990-х гг. в мире окончательно утверждается тенденция, согласно которой районы незаконного производства и транзита наркотических веществ совпадают с зонами конфликтов низкой и средней интенсивности. При этом, естественно, производители наркотических веществ становятся прямо заинтересованы в поддержании, продлении режима нестабильности в этих регионах. Нелегальное распространение наркотических веществ наряду с торговлей оружием и международной коррупцией окончательно стало важнейшим фактором криминализации международных отношений. Перманентно кризисная ситуация в Афганистане является едва ли не наиболее ярким примером этой тенденции, а современные проекции этой ситуации на соседний Туркменистан не оптимистичны и могут представлять серьезные угрозы безопасности для окружающих стран.

Источник: www.caspiania.org/

Category: Права человека, Политика, Регион | RSS 2.0 | Give a Comment | trackback

No Comments

Leave a Reply