Центральная Азия: Власти борются с религией, но каковы их шансы на успех?

18-05-2015

Комментарий EurasiaNet

В религиозных вопросах правительства стран Центральной Азии, обычно старающиеся избавиться от советского наследия, действуют советскими методами.

Религия, особенно ислам, является культурным маркером, укрепившим национальную идентичность центральноазиатских государств после развала СССР в 1991 году и помогшим региональным лидерам дистанцироваться от Москвы и укрепить свою власть. В то же время, правящие элиты в регионе не скрывают своего недоверия по отношению к религии, обычно рассматривая ее в качестве конкурента государственной идеологии. По этой причине они стараются держать религию под контролем.

Для осуществления контроля над религиозной сферой центральноазиатские лидеры приспособили унаследованные еще с советских времен инструменты, а именно комитеты по религиозным вопросам. Эти государственные ведомства функционируют под разными названиями: в Казахстане это Комитет по делам религий, в Кыргызстане – Государственная комиссия по делам религий, в Таджикистане – Комитет по делам религии, в Узбекистане – Комитет по делам религий, а в Туркменистане – Комитет по религиозным вопросам. Но как бы они не назывались, у них обычно есть отделения в каждом районе страны, в обязанности которых входит осуществление более пристального контроля на местном уровне.

Этим ведомствам поручено способствовать взаимодействию государственных служб с населением, а также служить заслоном против движений, считающихся фундаменталистскими и склонными к насилию. В их обязанности также входит сбор информации об активных религиозных движениях и оказание содействия юристам, исследователям, работникам сферы образования и прочим специалистам, изучающим вопросы религии. Кроме того, они сотрудничают с другими правительственными ведомствами, включая представителей исполнительной ветви власти, в частности министерств внутренних дел и национальной безопасности. В Казахстане, например, пропрезидентская партия «Нур Отан» напрямую объединила силы с Комитетом по делам религий для проведения кампании по снижению привлекательности радикальных религиозных идей среди молодежи.

Хотя методы разнятся от государства к государству, в каждой из стран региона ведомства по делам религии являются ключевыми инструментами власти и обладают значительным влиянием не только на разработку законодательства, но также на обеспечение его соблюдения. Эти организации могут готовить и представлять к рассмотрению законопроекты относительно вопросов свободы вероисповедания, проводить проверки на предмет возможных нарушений закона в этой сфере и сообщать соответствующим государственным органам о религиозной деятельности, которая, на их взгляд, является незаконной.

Правительства, несомненно, имеют право предотвращать возможные действия насильственного и террористического характера. Но в Центральной Азии население, в основном, рассматривает эти ведомства по религиозным вопросам не как организации, призванные направлять и просвещать, а как структуры, осуществляющие слежку, репрессии и ограничение свободы вероисповедания. Эти ведомства занимаются укреплением контроля и осуществлением цензуры религиозной литературы, а иногда настолько увлекаются, что принимаются за цензуру книг, хранящихся в государственных библиотеках. Подобное отношение населения к этим ведомствам усиливается еще и тем, что верующие считают работников этих структур неквалифицированными и коррумпированными.

В конечном счете, эти ведомства содействуют разрастанию раскола в странах Центральной Азии между так называемыми традиционными течениями (т.е. теми, что присутствовали до обретения независимости и рассматриваются властями как совместимые с местной культурой) и течениями, называемыми сектантскими и экстремистскими. Эти комитеты обвиняют в поддержке терминологической неразберихи, по причине которой все непризнанные и незарегистрированные течения, как говорится, стригут под одну гребенку. Таким образом, верующие, посещающие незарегистрированную мечеть или баптистскую группу, а также свидетели Иеговы, обвиняемые в «слишком активном прозелитизме», попадают в ту же категорию, что и очень редкие и малочисленные движения, которые действительно проповедуют идеи политического исламизма с применением радикальных и насильственных методов.

Политизированность этих ведомств отталкивает значительную часть верующих. Кроме того, постоянно вмешиваясь в вопросы вероисповедания, эти структуры подрывают фундаментальный конституционный принцип разделения государства и религии.

Не стоит ожидать, что взращенные на коммунистической политической традиции центральноазиатские лидеры полностью откажутся от советских методов. Тем не менее, многие внешние наблюдатели считают, что ведомства по религиозным делам слишком сильно вмешиваются в дела верующих. Эти ведомства значительно увеличивают риски подрыва стабильности в Центральной Азии. Они подспудно подрывают доверие общества к государственным организациям и, таким образом, увеличивают привлекательность радикальных религиозных идей, с которыми, вообще-то, призваны бороться.

Себастьен Пейроуз является научным сотрудником и преподавателем в Университете Джорджа Вашингтона. Он работает в Программе по Центральной Азии Школы международных отношений им. Л. Эллиотта.

Источник: eurasianet.org

Category: Права человека, Новости, Политика, История и Культура | RSS 2.0 | Give a Comment | trackback

No Comments

Leave a Reply