Всемирный доклад 2016: Туркменистан События 2015 г.

28-01-2016

В 2015 г. вопиющая ситуации с правами человека продолжает ухудшаться в Туркменистане. В стране сохраняется крайне репрессивный режим, и она по-прежнему практически закрыта для внешнего контроля. Власти жестко ограничивают СМИ и религиозные свободы и осуществляют тотальный контроль за доступом к информации. Сохраняется практика неофициальных и произвольных запретов на выезд для различных категорий граждан, включая студентов зарубежных вузов, активистов и родственников политэмигрантов. Правительство продолжает использовать лишение свободы и запрет на выезд за рубеж в качестве инструментов сведения политических счетов.

В 2015 г. Туркменистан впервые за 12 лет направил делегацию на ежегодное заседание ОБСЕ по реализации мер по вопросам человеческого измерения и продолжил расширение контактов с другими государствами и международными организациями. Однако никаких улучшений в области прав человека не наблюдалось.

Культ личности

Президент Гурбангулы Бердымухамедов и его окружение сохраняют неограниченную власть и полностью контролируют все аспекты общественной жизни в Туркменистане несмотря на планы конституционной реформы и введения института уполномоченного по правам человека.

На мероприятия с участием президента власти нередко сгоняют людей за много часов до начала, не позволяя им уйти или даже воспользоваться туалетом. По информации базирующейся в Вене Туркменской инициативы по правам человека, 5 августа множеству людей пришлось почти 7 часов прождать на 40-градусной жаре, чтобы поприветствовать Бердымухамедова на открытии нового стадиона в Ашхабаде. Три человека в тот же день умерли.

Гражданское общество

В условиях репрессивной атмосферы деятельность независимых групп крайне затруднена.

Местные активисты отмечали жесткое давление со стороны властей за последние годы. В преддверии ноябрьского визита в Ашхабад госсекретаря США власти под угрозой последствий предупреждали местных активистов о том, что им не следует выходить из дома.

На провластных интернет-сайтах публиковались дискредитирующие материалы о нескольких правозащитниках внутри страны и в эмиграции.

В июле первый закон «Об организации и проведении собраний, митингов, демонстраций и других массовых мероприятий» вступил в силу в истории Туркменистана. Он разрешает мирные собрания при условии предварительного утверждения властями места проведения и запрещает акции протеста вблизи правительственных зданий и в ряде других мест. В условиях запредельно репрессивной атмосферы представляется маловероятным, чтобы граждане могли участвовать в независимых мирных собраниях без последствий со стороны властей.

Свобода СМИ и информации

Свобода СМИ по-прежнему остается без изменений в Туркменистане . Государство контролирует все печатные и электронные издания, иностранные СМИ часто не имеют доступа в страну. Радио Азатлык – туркменская служба Радио Свобода, которое является единственным доступным источником альтернативных новостей на туркменском языке, неоднократно сталкивалось с проблемами со стороны властей.

31 августа суд приговорил Сапармамеда Непескулиева к трем годам лишения свободы, внештатный корреспондент Радио Свобода и эмигрантского информационного ресурса «Альтернативные новости Туркменистана», при этом содержание предъявленных ему обвинений на основании которого он был приговорен неизвестны даже его семье. Непескулиев был арестован полицией в июле за якобы хранение наркотиков.

В 2015 г. еще три корреспондента прекратили сотрудничество с Радио Свобода из-за постоянного давления со стороны властей.

С марта власти заставляют жителей демонтировать индивидуальные спутниковые антенны, которые, среди прочего, способны принимать Радио Азатлык, предлагая взамен контролируемые государством пакеты кабельного ТВ. У многих из тех, кто отказался демонтировать свои антенны, их ломали неустановленные лица.

Новый закон «О правовом регулировании развития сети Интернет и оказания интернет-услуг в Туркменистане» обязывает государственные ведомства иметь собственные сайты. С другой стороны, этот закон еще больше ужесточает государственные контроль за интернетом, как в случае с требованием о передаче данных только через одного из официальных провайдеров.

Доступ к интернету в Туркменистане остается ограниченным и строго контролируется государством. Блокирован доступ ко многим сайтам, включая социальные сети и мессенджеры, в интернет-кафе у посетителей требуют паспорт, все средства связи отслеживаются правительством.

Свобода передвижения

В сентябре власти разрешили известному опальному коннозаводчику Гельды Кяризову выехать за рубеж на лечение, при том что в декабре 2014 г. и а августе 2015 г. его и его родственников не выпускали из страны. В октябре 2015 г. неизвестные лица говорившие по-туркменски напали на Кяризова в московском метро, давая понять, что это месть его семье за рассказы о пережитом в Туркменистане.

В июле, власти не выпустили из страны Айджемал Реджепову с двумя детьми, ей было заявлено, что выезд им запрещен пожизненно. Отец Реджеповой – бывший политик, живет в эмиграции. В августе Верховный суд Туркменистана оставил в силе введенный еще в 2002 г. произвольный запрет миграционной службы на выезд из страны семьи Рузиматовых – родственников эмигрировавшего экс-чиновника. На протяжении 2015 г. миграционные власти по-прежнему не выпускали из страны Айдогды Курбанова – сына эмигрировавшего предпринимателя.

В мае сотрудники аэропорта не пропустили участников программы обмена на рейс в США. В сентябре нескольким студентам-первокурсникам не разрешили выехать на учебу в Кыргызстан.

Свобода религии

Незарегистрированные религиозные общины и группы запрещены. Религиозная литература подвергается обязательной государственной цензуре.

По информации профильной международной мониторинговой организации Forum 18, в феврале протестантский пастор Нармурад Моминов был штрафован на 100 манатов (USD 29) за участие в семейном собрании на дому, во время которого он якобы вручил экземпляр Нового Завета. Местные власти заставили одного из присутствовавших на собрании отречься от христианства и публично покаяться в мечети.

В феврале сотрудники госбезопасности избили троих из арестованных четверых иеговистов. Суд признал всех четверых виновными по сфабрикованным обвинениям в хулиганстве, трое получили по 15 суток ареста, один был оштрафован на 100 манатов.

В том же месяце охрана исправительно-трудовой колонии в Сейди жестоко избила пятерых осужденных-мусульман, отбывающих сроки за «религиозный экстремизм».

В мае иеговист Бахрам Хемдемов был приговорен к четырем годам за якобы возбуждение религиозной ненависти. По информации Forum 18, сотрудники службы безопасности избивали его во время содержания под стражей.

Политзаключенные, насильственные исчезновения и пытки

Множество людей остаются за решеткой по обвинениям, которые представляются политически мотивированными.

Политический диссидент Гульгельды Аннаниязов, арестованный в 2008 г., продолжал отбывать 11-летний срок по обвинениям, которые неизвестны даже его семье.

Несколько десятков человек, многие из которых были отправлены за решетку при Сапармураде Ниязове, остаются жертвами насильственного исчезновения, в том числе бывший министр иностранных дел Борис Шихмурадов, его брат Константин и бывший посол Батыр Бердыев. Больше десяти лет власти отказывают им в любых контактах с близкими, их судьба остается неизвестной. В 2014 г. Комитет ООН по правам человека признал Бориса Шихмурадова жертвой насильственного исчезновения и потребовал от правительства освободить его. На момент подготовки данного обзора правительство не ответило Комитету, пропустив установленный для этого годичный срок.

Пытки остаются серьезнейшей проблемой, особенно в тюремных учреждениях строгого режима. Правительство упорно отказывается допускать в страну независимых наблюдателей по правам человека, в том числе международные неправительственные организации и 10 тематических механизмов ООН.

Сексуальная ориентация и гендерная идентичность

Однополые отношения наказываются лишением свободы до двух лет. Существование уголовной ответственности и предрассудков в обществе способствует распространению гомофобных настроений, в медицинских учреждениях и судебных органах нередко воспринимают гомосексуальность как болезнь. Геи, лесбиянки и трансгендеры вынуждены скрывать свою идентичность, опасаясь преследований, притеснений и дискриминации.

Ключевые международные акторы

Несколько международных акторов продолжают фокусироваться на углеводородных ресурсах Туркменистана, оставляя вопросы прав человека на второй план.

В июне в рамках ежегодного диалога с Туркменистаном по правам человека Евросоюз озвучивал ряд озабоченностей, включая насильственные исчезновения, принудительный демонтаж спутниковых антенн и принудительные выселения.

Вопрос с Соглашением о партнерстве и сотрудничестве (СПС) между ЕС и Туркменистаном оставался подвешенным, поскольку Европарламент отложил его окончательную ратификацию по техническим основаниям. Ни один из общеевропейских институтов и ни одно из отдельных государств Евросоюза не предпринимали никаких усилий, во всяком случае открыто, чтобы добиваться конкретных улучшений ситуации с правами человека в качестве условия заключения СПС.

В июне, на 29-й сессии Совета ООН по правам человека, Евросоюз выражал озабоченность в связи с ограничением гражданских свобод и сообщениями о пытках, а также с практикой изолированного содержания под стражей в Туркменистане и призвал правительство к взаимодействию с договорными органами ООН. Аналогичные вопросы поднимались со стороны США.

Комитет ООН по правам ребенка в своих мартовских заключительных замечаниях по Туркменистану выразил обеспокоенность ограничениями на СМИ и гражданское общество и «непрекращающейся практикой массовой мобилизации школьников и студентов для проведения различных праздничных мероприятий». Комитет призвал Туркменистан ратифицировать Международную конвенцию для защиты всех лиц от насильственных исчезновений и Факультативный протокол к Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания.

В ходе своего июньского визита в Туркменистан генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун выступил с яркой речью, в которой акцентировал уважение прав человека и верховенство закона как необходимые предпосылки для развития. Он отметил обеспокоенность ухудшением ситуации с правами человека и затронул введение института уполномоченного по правам человека, подчеркнув необходимость соответствия этого института международно признанным стандартам.

Всемирный банк продолжал обсуждать с Туркменистаном стратегию партнерства на 2016 – 2017 финансовый год. В банке заявляли, что в рамках этого процесса проводили дискуссии с лидерами гражданского общества, однако непонятно, каким образом это могло выглядеть на практике с учетом тотальных репрессий в Туркменистане.

источник: www.hrw.org

Category: Права человека, Новости, Политика | RSS 2.0 | Give a Comment | trackback

No Comments

Leave a Reply